«Мало купить технику для льна по госпрограмме, нужно знать, кому и по какой цене продать урожай»

Директор ФГУП "Омский экспериментальный завод" Дмитрий Голованов.


Лен-долгунец не относится к основным сельско-хозяйственным культурам, но имеет стратегическое значение для экономики. Развивая его переработку, можно закрыть многие потребности оборонного комплекса и легкой промышленности внутри страны, плюс значительно нарастить экспорт. 


Российские заводы уже научились делать эффективную технику для льноводства, которая обходится в разы дешевле импортной и субсидируется государством. Но чтобы приобретенные с господдержкой машины не стояли без дела, нужно обеспечить фермеру прозрачный рынок сбыта и понятую ценовую политику.


Дмитрий Александрович, насколько сложна технология возделывания льна­-долгунца в Сибири и как с ней справляется российская техника?


Лен – достаточно капризная культура, требующая четкого соблюдения технологий и условий возделывания. Во­-первых, чтобы получить качественное волокно, нужно хорошо подготовить почву и правильно посеять качественные, кондиционные семена. Для этого требуются почвообрабатывающие и посевные агрегаты, обеспечивающие поверхностное рыхление, выравнивание почвы и точную заделку семян на заданную глубину. В зависимости от целей выращивания льна­-долгунца (на семена или на волокно), варьируются ширина междурядья и норма высева.


Следующий этап, требующий внимания, это обработка растений в процессе вегетации от сорняков, болезней и вредителей. Заросший сорняком лен не вытеребить, и в вперемешку с травой он даже на паклю не годится.


И основной, наиболее важный момент – это уборка. В зависимости от того, идет сбор волокна или семян, различаются сроки и технологии работ. Чтобы получить качественный продукт, лен важно убрать вовремя. Это трудоемкий процесс. Лен­долгунец отличается от льна масличного тем, что у него стебель прочный, очень жесткий, обычный комбайн его не срежет. В то же время корневая система у этой культуры слабая – стебель можно выдернуть из почвы буквально двумя пальцами! Поэтому машины для уборки льна основаны на принципе теребления. Мы разработали технику, которая вытеребливает лен в стадии ранней желтой спелости и укладывает его в ленты. В таком виде он должен определенное время вылежаться. Чтобы лен равномерно подсох со всех сторон, его нужно вспушить и обернуть, для этого также есть специальное оборудование: вспушиватели и оборачиватели лент льна. А дальше идет подбор при помощи рулонных прессов – ленты закатывают в рулоны и перевозят на льнозавод, где проводится первичная обработка льна для получения тресты, волокна и других продуктов.


Вы наверняка изучали зарубежный опыт льноводства и технику, которую там используют. В чем принципиальное различие наших и импортных технологий?


- Прежде всего, мы ориентировались на опыт европейских стран – Бельгии, Франции, Голландии, а также Беларуси. Это основные производители льна­долгунца. Китай – тоже, но в меньшей степени. Технология возделывания льна­долгунца в целом везде похожа. Самый главный вопрос, от которого зависят и технологии, и, соответственно, подбор техники, – это себестоимость возделывания льна и цена конечного продукта. В Европе эта ситуация достаточно прозрачная. Фермеры, которые планируют посеять лен, еще весной понимают, какие затраты понесут и по какой цене у них будет приобретена продукция. Как правило, они заключают договор с государством по фиксированной цене. Зная, какая прибыль их ждет, люди могут планировать инвестиции, вкладываясь в покупку высокопроизводительной техники и оборудования. Объемы производства там большие, а, учитывая сжатые сроки уборки, без мощных, высокопроизводительных машин не обойтись, хотя и стоят они очень дорого. Стоимость самоходного двухрядного комбайна для уборки льна варьируется в пределах от 200 до 350 тыс. евро. Понятно, что нашему фермеру такая техника не по карману. Тем более в России лен не считается основной культурой, маржинальность у него ниже, чем у других культур, а перспективы сбыта гораздо призрачнее. Никто не станет покупать дорогостоящий импортный комбайн для такой специфичной культуры.


Наша задача  как разработчиков и производителей техники – предложить аграриям альтернативный вариант, который позволит без ущерба в качестве и производительности выполнять все требуемые функции с минимальными затратами. Например, для уборки мы создали специальную машину для теребления льна, которая навешивается на обычный трактор типа МТЗ. Возможно, по производительности она немного уступает комбайну, но по цене гораздо доступнее – около 400 тыс. рублей. Согласитесь, разница ощутима.


Есть ли специальные программы господдержки для льна, позволяющие сэкономить на покупке техники?


- Государство периодически вспоминает, что лен – это стратегически важная культура, и запускает меры поддержки для ее развития. Судите сами: порох для оборонного комплекса мы делаем из хлопка, который закупаем за валюту в Узбекистане, хотя испытания показали, что порох изо льна даже лучше по своим характеристикам. Ну и основное направление, которое можно развивать на собственном сырье, – это текстильная промышленность, производство льняной одежды, различные утеплители и т.д. Плюс лен обладает хорошими бактерицидными свойствами.


Омская область – единственный регион, где несколько лет оказывалась поддержка по техническому перевооружению хозяйств, которые возделывают лен­-долгунец. Регион компенсировал до 80 % затрат на приобретение соответствующей техники. На данный момент также предусмотрен ряд государственных мер поддержки льноводов – как на федеральном, так и на региональном уровнях.


Но самый важный вопрос – вопрос глубокой переработки и сбыта – остается открытым. Можно вырастить очень много хорошего льна, но, если не будет понимания, куда и по какой цене его продать, смысл в этой работе теряется. Когда фермер знает, что у него купят волокно по цене,   например, 100 тыс. рублей за тонну, то он может рассчитывать затраты – где­-то кредит взять или свои сбережения вложить, чтобы приобрести машины, оборудование, элитные семена, хорошие препараты для обработки – и получить качественный урожай, чистое льноволокно.


Эта ситуация одинакова по всей России. И те регионы, которые исторически возделывали лен, – Вологда, Кострома, Тверь – не исключение. В советское время там было много льно-комбинатов, где из волокна получали необходимое сырье и производили ткани. Но сегодня львиная доля этих предприятий остановлена или вовсе разрушена, поэтому спроса как такового нет.


Пока мы не возродим переработку, что остается – отправлять сырье на экспорт?


- Вряд ли это сейчас выгодно. Логистические затраты очень высокие, а добавленная стоимость – низкая. На мой взгляд, нужна хотя бы первичная переработка на местах, получение какого­то промежуточного продукта, и только в таком виде лен можно экспортировать. По-­хорошему, вывозить за рубеж нужно уже готовый продукт. В свое время в Калачинске было запущено производство ваты, и если бы ее качество довели до нужного уровня, такой продукт был бы интересен для той же Европы, где сегодня делают ставку на экологичность и безопасность. Но с нашей ватой начались проблемы, т.к. фермеры из экономии нарушали технологию, выращивали лен как придется, и вата из такого волокна тоже не отличалась высоким качеством. Вывод: без хорошего сырья переработка нерентабельна, конечный продукт не будет пользоваться спросом.


Как вы оцениваете будущее льна-­долгунца в стране и Омской области в частности? Есть реальные перспективы развития?


- Безусловно, перспективы есть, но этот вопрос нужно решать на федеральном уровне. И должен быть комплексный подход, а не точечные меры: сегодня дали денег на посев, завтра поддержали какой-­то комбинат – так эффективности не будет. Опять же нужен акцент на результат. Не просто дать фермеру денег, а спросить с него потом, выдержал ли он технологию, какой получил продукт, с какой добавленной стоимостью. И конечно, помочь ему с подбором хороших семян, переработкой и сбытом. А то получится так, что фермер по госпрограмме купил технику и она стоит без дела, потому что невыгодно засевать свои поля льном.


Для Омской области развитие льноводства играет особую роль. Оно может стать спасением для ряда северных районов, где климат не позволяет вырастить хорошую пшеницу, а для льна­-долгунца – самые комфортные условия. Если вывести это направление на должный уровень и увеличить посевные площади, то можно решить проблему занятости, привлечь кадры на село и остановить отток населения из «умирающих» деревень.

 

 

Журнал «Сельская Сибирь» № 3(17) 2020


30.07.2020

Читайте также

Новостная рассылка

Каждую неделю только самые важные и интересные новости